понедельник, 26 декабря 2016 г.

  • 24 декабря – 115 лет со дня рождения русского писателя, критика и публициста  Александра Александровича Фадеева (1901–1956)

Кавалер двух орденов Ленина (1939, 1951)
Кавалер ордена Красного Знамени
Лауреат Государственной премии (1946, за роман «Молодая гвардия»)
Лауреат премии Ленинского комсомола (1970, посмертно, за роман «Молодая гвардия»)

Александр Александрович Фадеев родился 24 декабря 1901 года в селе Кимры Корчевского уезда Тверской губернии. 
Его отец Александр Иванович был человеком с интересной биографией. Он родился в бедной крестьянской семье в Тверской губернии, упорно работал, чтобы получить образование и стать учителем, примкнул к организации «Народная воля». Он преподавал в школе в селе Антоновском, там же создал народовольческий кружок. За найденные во время обыска у него заметки, содержащие фразу: «Мужики несут ярмо, а остальные сословия прозябают» и стихи «Утес Стеньки Разина» Александр Иванович был уволен из школы без права преподавания, после чего местные власти вынудили его покинуть село. Александр Иванович отправился в Санкт-Петербург, по пути бурлачил на Волге и Каме, был чернорабочим, а добравшись до Петербурга, стал работать фельдшером в барачной больнице. В 1894 году его арестовали по делу народовольцев.

Мать писателя Антонина Владимировна Кунц родилась в Астрахани. Ее отцом был обрусевший немец, титулярный советник Владимир Петрович Кунц, а мать – дочь каспийского рыбака. Она училась в астраханской гимназии, а затем вместе с матерью переехала в Петербург, где поступила на Рождественские фельдшерские курсы. Во время учебы Антонина Владимировна сблизилась с социал-демократами. Вскоре ей поручили навестить политзаключенного, у которого не было родных в городе, узнать о его нуждах и передать посылку. Антонина Владимировна выдала себя за невесту. «Женихом» был народоволец Александр Иванович Фадеев. Со временем «фальшивая» невеста стала настоящей. В 1896 году Александра Ивановича сослали на пять лет в город Шенкурск. Антонина Владимировна приезжала к нему, а в 1898 году они поженились. С 1899 года Антонина Владимировна Фадеева работала фельдшером в Путилово Шлиссельбургского уезда, там в 1900 году у нее родилась дочь Татьяна. После освобождения Александра Ивановича семья переехала в Кимры под Тверью, где родился сын Александр. Затем последовал переезд в Вильно, там родился еще один сын – Владимир. Совместная жизнь не ладилась и в 1905 году супруги развелись. Отца Фадеев почти не помнил – родители расстались, когда ему было около четырех лет. Александр Иванович Фадеев позднее был снова сослан в Сибирь и умер у себя на родине в 1916 году.
Александр рос способным ребенком – ему было около четырёх лет, когда он самостоятельно научился читать. Он наблюдал, как учили сестру Таню и таким образом выучил всю азбуку. В 1907 году Антонина Владимировна вновь вышла замуж. Ее мужем стал Глеб Владиславович Свитыч, сын польского революционера-народника В.С.Свитыча-Иллича. По воспоминаниям тех, кто был близко знаком с семьей, Глеб Владиславович, которому в момент его женитьбы было всего лишь двадцать два года, стал заботливым отцом и другом для троих детей своей жены. Фадеев позднее говорил, что чтил отчима как родного отца. Брак оказался счастливым и в нем родились еще двое сыновей. Антонина Владимировна и Глеб Владиславович работали фельдшерами в Виленской железнодорожной больнице, но поженившись, решили начать совместную жизнь на новом месте. Старшая сестра Антонины Владимировны Мария Владимировна Сибирцева звала их к себе, и в 1908 году семья переехала на Дальний Восток.
В 1910 году семья переехала в село Чугуевка у подножия живописных Сихотэ-Алиньских гор, а Александр поступил в старший подготовительный класс Владивостокского Коммерческого училища. В то время это было одно из лучших учебных заведений на Дальнем Востоке. Владивосток поразил воображение Александра. Позднее в романе «Последний из удэге» он описывал его: «С горы открывался вид на корпуса и трубы военного порта, на залив Петра Великого, на дымную бухту, заставленную судами, на зеленый лесистый Чуркин мыс. За мысом простиралось Японское бирюзовое море, видны были скалистые, поросшие лесом голубые острова. По эту сторону бухты теснились расцвеченные солнцем дома: они, лепясь, лезли на гору; видна была извивающаяся, кишащая людьми лента главной улицы и вливающиеся в нее боковые пересеченные улочки. Влево и вправо по горам и падям в дымке от фанерных заводов и мельниц тянулись слободки – Рабочая, Нахальная, Матросская, Корейская, Голубиная падь, Куперовская падь, Эгершельд, Гнилой угол. У заднего подножия Орлиного гнезда начинались зеленые рощи, за рощами – длинные холерные бараки, за бараками – одинокое, тяжелое, темно-красного кирпича здание тюрьмы. Огромное небо покрывало все. И, подпирая небо, как синие величавые мамонты, стояли вдали отроги Сихотэ-Алиньского хребта… На пристани пахло рыбой, мазутом, апельсинами, водорослями, опием. Бухта была забита торговыми, военными, парусными, паровыми судами. Меж ними сновали шлюпки, китайские шампуньки, шаланды. Суда приходили со всех стран света, украшенные пестрыми разноцветными флагами». 

Весной 1919 года Александр Фадеев был направлен в партизанский отряд. Его снабдили поддельными документами, по которым он значился Александром Булыгой. Именно в отряде Фадеев стал вести дневник, который впоследствии помог ему в работе над первыми произведениями. «Фадеев носил с собой в полевой сумке несколько толстых тетрадок, в которых делал обстоятельные записи… Они служили нам не раз хорошую службу. Так уж повелось, что, когда нужно было получить обстоятельные сведения о каком-нибудь селении и его людях, Лазо и я вызывали из отряда Сашу Фадеева и просили его прочитать соответствующие записи из его тетрадок. Помнится, это был очень ценный материал», – вспоминал М.Губельман. 
В апреле 1919 года Фадеев был ранен во время одного из боев под Спасском. Он мог погибнуть, если бы его товарищ, рискуя жизнью, не вынес его из окружения по пояс в ледяной воде. После лечения Фадеев принимал участие в вывозе вооружения и боеприпасов из Приморья в Амурскую область по реке Уссури. После боев это время казалось ему почти мирным. Позднее он писал об этом: «Рейсы по Уссури в 1920 году – одно из самых счастливых воспоминаний моей юности. Мне было 18 лет. Я поправлялся после ранения, полученного мною под Спасском, еще хромал, но уже было ясно, что все будет хорошо. Все время стояла ясная солнечная погода, мы много ловили рыбы неводом, и я – по немощности – бывал за повара. В жизни не едал такой жирной налимьей и сомовой ухи. Постоянное напряжение, опасности, наши, иногда кровопролитные, схватки с дезертирами из армии, не раз пытавшимися овладеть пароходом, чтобы удрать за Амур, – все это только бодрило душу».
В феврале 1921 года Александр Фадеев был избран делегатом с правом решающего голоса на X Всероссийский съезд РКП. Страна переживала кризис – экономический, политический и социальный. В Петрограде проходили забастовки и митинги с политическими и экономическими требованиями. В городе было введено военное положение. Эти события послужили толчком к восстанию гарнизона Кронштадта. Делегаты X съезда были брошены на подавление восстания. Во время штурма Кронштадской крепости Фадеев был тяжело ранен в ногу. Без сознания он пролежал несколько часов на льду Финского залива, потерял много крови, но врачам удалось спасти его жизнь. Пять месяцев он лечился в петроградском госпитале, но Фадеев был невероятным оптимистом и позднее, вспоминая это время, он говорил не о ранах и болях, а о приятных моментах.
По состоянию здоровья Фадеева освободили от дальнейшей военной службы. Летом он приехал в Москву и стал готовиться к поступлению в Горную академию. «Слушай! – писал Фадеев своему другу Исаю Дольникову, – поверил бы ты, черт возьми! Если бы кто-нибудь сказал тебе, что Сашка… в один месяц прошел алгебру, геометрию, тригонометрию, физику и арифметику и выдержал экзамен в Горную академию? Нет, ты бы послал того человека к черту… Но это правда! Каррамба! Эта канитель закончилась только вчера, и вот я из военбригов в студенты!».

Учился Фадеев на геологическом факультете. Он писал в мае 1922 года: «Очень полно и широко живу общественной жизнью, интересуюсь всеми вопросами современности... расположен к восприятию (пусть по-дилетантски) универсальных знаний». Учась в академии, Александр Фадеев написал свою первую повесть «Разлив», в основу сюжета которой легли события, происходившие в 1917 году в ставшем для него родным селе Чугуевка. Первым прочитал ее тогда уже известный писатель Юрий Либединский, который потом вспоминал: «Читая, я все поглядывал в окно, обтекающее дождевыми каплями, видел там кунцевскую, довольно чахленькую дачную природу. А рукопись рисовала природу необыкновенную – с высоченными кедрами, горами-сопками, долинами-падями и буйной рекой, сокрушительный разлив которой описывался в этой маленькой повести. И люди, о которых рассказывал автор, были под стать природе: сильные и смелые, страстные и правдивые…». 

В мае 1923 года повесть «Разлив» была закончена и Фадеев начал работу над рассказом «Против течения», который был опубликован в конце года в журнале «Молодая гвардия». Несколькими месяцами позднее увидел свет и «Разлив». После публикации первых произведений Александр Фадеев убедился в правильности выбранного пути. Он писал: «Очевидно, не только большое желание, но и способности к этому делу у меня есть». Уже в 1923 году он стал гордо подписываться в письмах «Писатель Ал. Булыга-Фадеев». Увлекшись наукой в начале учебы, со временем он стал понимать, что горный инженер из него вряд ли получится – литературная работа стала отнимать все больше сил. 
Кипучая общественная деятельность Фадеева практически не оставляла ему времени для ни для творчества, ни для личной жизни. Он практически перестал писать, работа над романом «Последний из удэге» продвигалась медленно. Это стали замечать. В 1932 году Максим Горький писал: «Он, остановясь в своём развитии, видимо, переживает это, как драму, что, впрочем, не мешает его стремлению играть роль литературного вождя, хотя для него и литературы было бы лучше, чтобы он учился». 
Вдохновение к Фадееву вернулось с началом войны. С первых ее дней он стал корреспондентом Совинформбюро. Он дважды летал – и надолго – в блокадный Ленинград в качестве военного корреспондента «Правды». В основном ему приходилось бывать на различных направлениях фронта. Но много времени он проводил и в самом городе. После первого трехмесячного пребывания там Фадеев написал книгу очерков «Ленинград в дни блокады». В январе 1942 года он добился, чтобы его послали на самый опасный участок Калининского фронта. По слова Б.Полевого Фадеев считал себя «не вправе писать с фронта, если все не увидит своими глазами».


В середине февраля 1943 года после освобождения Краснодона ему предложили написать книгу о молодогвардейцах. Фадеев давно мечтал создать крупное, серьезное произведение. Он с готовность согласился. Первым его откликом была публикация в газете «Правда» статьи «Бессмертие». Работа полностью захватила его. Он словно снова окунулся в свою боевую юность. В разговоре с другом Фадеев признавался: «Когда я начал работать над «Молодой гвардией», мне казалось, что я пишу не о подпольной организации Краснодона периода второй мировой войны, а о владивостокском большевистском подполье, и передо мной проходят те юные герои, которые явились первыми гвардейцами в те давно прошедшие дни ожесточенной борьбы, в которой тогда принимали участие и мы с тобой в Приморье...». Фадеев был уверен в главном – документальной выверенности материала. Он сам поехал в Краснодон, встречался с родственниками и друзьями погибших, смотрел фотографии, дневники. Он говорил: «Если бы не поехал, то всего огромного и впечатляющего материала, который был мне вручен, было бы все же недостаточно, потому что на месте я увидел очень много такого, что, будь ты хоть семи пядей во лбу и как бы ты ни был талантлив, выдумать это или домыслить – невозможно».

понедельник, 19 декабря 2016 г.

16 декабря – 150 лет со дня рождения художника Василия Васильевича Кандинского (1866-1944)

Русский живописец, график и теоретик изобразительного искусства, один из основоположников абстракционизма. Был одним из основателей группы «Синий всадник»

понедельник, 12 декабря 2016 г.

  • 10 декабря – 195 лет со дня рождения русского поэта, прозаика, критика и издателя Николая Алексеевича Некрасова 

Русский поэт, писатель и публицист, классик русской литературы. С 1847 по 1866 год - руководитель литературного и общественно-политического журнала «Современник», с 1868 года - редактор журнала «Отечественные записки». По взглядам его причисляют к «революционным демократам» Личные нравственные качества поэта, ввиду нескольких неоднозначных поступков, были спорны для современников и остаются предметом споров.

Кому на Руси жить хорошо. Избранные про­из­ве­де­ния
Николай Алексеевич Некрасов - одна из самых интересных и противоречивых фигур в истории русской поэзии. "Страстный к страданью поэт!.." - так отзывался о нем Достоевский. Для многих Некрасов стал пророком, утешителем, руководителем. Он был главным поэтом поколения нигилистов-шестидесятников, наследников Базарова, он предложил новый взгляд на задачи поэта и новые поэтические темы. Некрасов действительно пришел в русскую поэзию с новым словом, которое далеко.

Сти­хот­во­ре­ния
Литературное наследие Николая Алексеевича Некрасова (1821 - 1877) обширно и разнообразно по жанрам, и в эту сравнительно небольшую книгу вошла лишь малая его часть, но самая блистательная - лирика. Неиссякающая сила Некрасова-поэта - в особой доверительности его художественных интонаций: они обращены к сокровенным сторонам человеческой натуры, угнетаемой повседневностью, испытываемой на прочность социальными конфликтами... 

    четверг, 1 декабря 2016 г.

    1 декабря – 300 лет со дня рождения Этьена Мориса Фальконе (1716-1791), французского скульптора: памятник «Медный всадник»